Энциклопедия заблуждений

собрание невероятных фактов, удивительных открытий и опасных поверий

Лысенковщина

Posted on | March 22, 2012 | 3 Comments

Этап в развитии советской науки, главная роль в котором принадлежит человеку по имени Трофим Денисович Лысенко (1898-1976). На протяжении ленинского и сталинского периодов Лысенко был страстным поборником идей Мичурина. Мичурин, в свою очередь, считал себя последователем теории Ламарка, который жил в 18 веке во Франции и предложил теорию эволюции задолго до Чарльза Дарвина. Ученые, разделяющие эволюционный подход, не признают теорию Жана-Батиста Ламарка, поскольку она не предлагает столь же убедительного объяснения эволюции, как естественный отбор.

Согласно Ламарку, эволюция происходит оттого, что организмы могут наследовать особенности, приобретенные их предками. Например, жирафы из поколения в поколение обитают в том окружении, в котором они могут выживать, дотягиваясь до верхушек высоких деревьев и поедая на них листву. Поэтому, желая достичь листвы, они вытягивают свои шеи, и это их стремление передалось последующим поколениям. Так виды животных, изначально обладавшие короткой шеей, эволюционировали в животных с длинными шеями.

Естественный отбор объясняет удлинение шеи жирафа кропотливой и долговременной работой природы, что позволило животным питаться скорее листвой на верхушках деревьев, чем травой, растущей на земле, как это бывает у видов, для которых характерны короткие ноги и короткие шеи. Необходимости постулировать некое целенаправленное поведение, которое впоследствии закрепилось и передалось грядущим поколениям, в этом случае нет. Для жирафов попросту существовало окружение с высокими деревьями, на верхушках которых росли листья – источник пищи для таких длинноногих животных с вытянутыми шеями, как жирафы. Согласно теории естественного отбора, если такой источник пищи оказывался единственно возможным, в таких условиях могли выжить только те виды животных, представители которых обладали длинными шеями, либо те, кто умели карабкаться вверх или летать. Все другие виды обречены на вымирание. Нет никакого плана, божественного или иного, который бы имел отношение к естественному отбору. Кроме того, нет ничего особенного в том, что тому или иному виду удалось выжить. Выжил только тот, кто был приспособлен к выживанию. Это вовсе не означает, что те, кто сумели уцелеть, были совершеннее всех тех, кто умер. Выжившие не погибли лишь потому, что приспособились к окружению. Например, они обладали длинной шеей как раз тогда, когда не составляло никакого труда питаться листвой, растущей верхушках деревьев, и это не шло вразрез с особенностями их комплекции. Если животные становятся насколько высокими, что это препятствует их спариванию, то такой вид обречен на вымирание. Если оказывается, что единственно возможная для жирафов пища содержит в себе вещество, которое делает их неспособными к деторождению, рано или поздно они исчезнут с лица Земли, как бы они сами ни старались этому воспрепятствовать.

Ламаркизм признается людьми, рассматривающими волю в качестве основной движущей силы жизни (витализм). Дарвинизм, или теорию естественного отбора, не принимают те, кто верит, что все на свете создано Богом и что у всего есть свое предназначение. Некоторые могут прийти к заключению, что марксисты отдали предпочтение дарвинизму ввиду его механистической, материалистической, детерминированной, бесцельной концепции естественного отбора. Что касается ламаркизма, то он словно создан для представителей свободного рынка, делающих основной упор на воле, усилиях, настойчивом труде и возможности выбора. Так или иначе, мичуринская точка зрения на эволюцию, перекликающаяся с теорией Ламарка, нашла поддержку у партийного руководства бывшего СССР. В то время как прогрессивные умы планеты следовали идеям Грегора Менделя и разрабатывали новое направление, получившее название генетики, в СССР всячески препятствовали развитию этой новой науки. Таким образом, когда для представителей научного мира других стран эволюция и генетика выглядели неразрывно связанными между собой, СССР направлял всю свою политическую мощь на то, чтобы никто из советских ученых не настаивал на важной роли генетики в процессе эволюции.

Лысенко стал фигурой государственного масштаба в 1948 году, после научной конференции, где он выступил с пылкой речью, назвав идеи Менделя «реакционными и упадническими» и причислив подобных ученых к списку врагов советского народа. Заявил он и о том, что ЦК ВКП (б) всецело одобряет и поддерживает его мнение. Ученые либо унижались, публично признаваясь в ошибочности своих взглядов и преклоняясь перед мудростью Коммунистической партии, либо их бесцеремонно увольняли из академических институтов. Некоторые деятели науки были сосланы в трудовые лагеря. О судьбах других до сих пор ничего не известно.

При академике Лысенко наука стала прислужницей государства, а еще точнее, прислужницей идеологии. Результаты можно было предвидеть: постепенное и неизбежное вырождение советской биологии. Советские ученые не подвергали критике подход Лысенко в течение 10 лет после смерти Сталина.


Перейти на главную

Комментарии

Пожалуйста, пишите разумные и содержательные комментарии. Если вы не согласны с вышеизложенной информацией, просьба подкреплять свое несогласие ссылками на авторитетные источники. Бессодержательные комментарии в стиле "Статья бред", "Автор дурак", "Выпей йаду" и т.п. будут безжалостно удаляться.

Comments:

Оставить комментарий