Энциклопедия заблуждений

собрание невероятных фактов, удивительных открытий и опасных поверий

Множественная личность

Posted on | January 10, 2012 | 3 Comments

Студенты часто спрашивают меня, существует ли раздвоение личности на самом деле. Я обычно отвечаю, что ему приписываются подлинные симптомы, как истерическому параличу или судорогам… д-р Пол Макхью

Синдром множественной личости представляет собой психическое расстройство, которое характеризуется наличием у человека нескольких (хотя бы одной дополнительной) отчетливых и раздельных личностей, каждая из которых определяет характер его поведения и установок за период времени, когда она доминирует. Оригинальная личность, или «хозяйка», обычно амнезируется на период доминирования других личностей. Таким образом, основными признаками множественной личности выступают остутствие единства сознания и выраженная амнезия, которую нельзя объяснить обычной забывчивостью мозга. Согласно классификации DSM-IV, принятой Американской психиатрической ассоциацией в 1994 году, термин «множественная личность» был заменен на диссоциативное расстройство идентичности. Бирка может меняться, но список симптомов остается прежним.

Говорят, что у множественной личности память и другие аспекты сознания распределяются между альтернативными личностями. Количество таких личностей, как показывает опыт различных психотерапевтов, бывает как незначительным, так и доходит до нескольких десятков и даже сотен. В некоторых отчетах есть информация, что в одном человеке уживалось сразу несколько тысяч разных личностей. Никакая современная модель мозга и памяти не может объяснить такое положение. Более того, психиатры до сих пор не пришли к единому мнению насчет того, что же такое альтернативная личность. Тем не менее они достигли согласия во взглядах на причину множественной личности: обычно это заболевание вызвано вытеснением воспоминаний о сексуальном насилии, пережитом в детском возрасте, и представляет своего рода защитный механизм. Однако подобные заявления подвергнуты сомнению, поскольку зарегистрировано несколько случаев множественной личности у детей.

Психолог Николас Спанос приводит доводы в пользу того, что чаще всего случаи множественной личности представляют собой «… функционирующие по определенным законам социальные конструкции, которые формируются, легализуются и поддерживаются с помощью социального взаимодействия». Большую часть случаев множественной личности создают сами психотерапевты при содействии пациентов и других членов общества. Специалисты по психическим заболеваниям создают как саму болезнь, так и способы ее лечения. Это не означает, что множественной личности вовсе не существует, но ее источник и развитие зачастую, если не всегда, пытаются объяснять, не имея четкой модели разделенных, но взаимосвязанных состояний Эго, появляющихся из развалин разрушенного «исходного Я».

Философ Даниэль Деннетт излагает довольно распространенную точку зрения на множественную личность.

Собралось немало свидетельств в пользу того, что на сегодня есть не горстка и не сотня, а тысячи случаев диагнозов множественной личности, и это заболевание практически постоянно обязано своим существованием грубому насилию, пережитому в детском возрасте, обычном сексуальному и невероятно жестокому. Николас Хамфри и я занимались исследованием множественной личности несколько лет назад и обнаружили, что это заболевание представляет собой сложный феномен, выходящий за пределы индивидуального разума из рамки самих пациентов.

Эти дети зачастую попадают в ужасные и критические ситуации и я скорее удивлен тому, что им удается психологически выжить, чем тому, что они пытаются спасти себя безрассудным нарушением собственных границ. Когда они оказывают сопротивление невероятному потрясению и боли, они говорят: «Забудь». И они «уходят», очерчивая границу, отгораживающую их от жестокости и означающую, что ужасные события не происходят ни в их жизни, ни в чьей-либо еще; а если и случаются, то с каким-то другим Я, которое лучше приспособлено к тому, чтобы выстоять и отразить грубое нападение. Вот как они объясняют свое поведение, когда способны ясно вспоминать о пережитом.

Д.Деннетт практически без скептицизма относится к описанию случаев множественной личности и делает особый акцент на их метафизическом и биологическом объяснении. Среди всех блестящих выводов Деннетта, касающихся понятия «Я», не нашлось достаточно места для того момента, на который обратил внимание Спанос: собственное «Я» больного, а также все его другие личности представляют собой социальные построения, которые нуждаются не столько в метафизическом, сколько в социально-психологическом объяснении. Это не означает, что наша биология не выступает существенным фактором, определяющим развитие нашего представления о личности, в том числе о нашем собственном «Я». Следует отметить, однако, что прежде, чем мы перестаем беспокоиться о том, как объяснить с метафизической точки зрения наличие сотни Я в пределах одного человека (или одного Я в пределах сотни людей), мы могли бы обратить внимание, что в феноменологическом анализе поведения, принимаемого за чистую монету или приписываемого лишь особенностями структуры и биохимии мозга, может отсутствовать наиболее существенный момент, участвующий в создании Я – социокогнитивное окружение, в рамках которого формируются наши мысли о себе, наши болезни, наша личность, память и т.д. Наше собственное Я не становится менее реальным от того, что представляет собой социальное построение. И потому не следует полагать, что Спанос отрицает существование собственного Я или заболевания множественной личности.

В отличие от мыслителей того же уровня, что и Деннетт, воспринимающих множественную личность как нечто, требующее объяснения скорее с точки зрения психологической динамики, ограничивающей психику потерпевшего, нежели в терминах социальных построений, психотерапевты, занимающиеся лечением множественным личности, разделяя точку зрения Спаноса, берутся за решение грандиозной задачи. Где это видно, чтобы большинство пациентов с множественной личностью, так сказать, формировались в стенах терапевтических кабинетов? Как можно, чтобы значительное количество людей, преимущественно женщин (85%), имели ложные воспоминания о сексуальном насилии, пережитом в детстве? Как могут столь многие люди вести себя так, словно их тело стало обителью многочисленных сущностей или личностей, хотя на самом деле никто никуда не вселялся? Разве может оказаться неверным мнение, согласном которому множественная личность представляет собой защитный механизм? С таким же успехом можно спросить и о том, как умудряются многие люди осуществлять гипнотическую регрессию к прошлой жизни. Как может такое количество людей заблуждаться по поводу этого? Спанос находит объяснение столь многочисленным заблуждениям и случаям самообмана: все это происходило раньше, и мы об этом знаем. Помните об одержимости демонами?

Большинство образованных людей современности не пытаются найти объяснение эпилепсии, повреждениям мозга, генетическим нарушениям, галлюцинациям, обращаясь к идее одержимости демонами. Тем не менее было время, когда вся Европа удовлетворилась бы именно таким объяснением. Более того, и в наше время есть особые специалисты – экзорцисты, обучающие тому, как вычислить одержимого бесами и изгнать из него нечистую силу. Поддерживая подобную точку зрения, представители теологического мировоззрения разработали ряд социальных ритуалов и соответствующих норм поведения. На самом деле, особенностью каждой культуры, насколько бы примитивной или цивилизованной она ни была, выступает вера в одержимость демонами. В каждой культуре есть свои шаманы и колдуны-знахари, выполняющие особые ритуалы по изгнанию нечистой силы. В их собственном социокогнитивном окружении значимость таких убеждений и обрядов не вызывала сомнений и постоянно подкреплялась привычными и освященными обычаями социальным поведением и социальными ожиданиями.

В наше время люди, обладающие широким диапазоном знаний, полагают, что поведение ведьм и других одержимых личностей, так же как и поведение тех, кто изгоняли из них бесов, их мучителей и палачей, отражало социальные роли. В отличие от суеверных и религиозно настроенных людей (все еще верящих в демонов, ведьм и магию), образованные люди не полагают, что в те далекие времена действительно существовали ведьмы и в чьи-то тела вселялись демоны, а священники и жрецы и в самом деле изгоняли демонов силой своей ритуальной магии. Однако для тех, кто жили во времена колдунов и демонов, эти существа были настолько же реальными, как и любые реальные переживания. Согласно точке зрения Спаноса, мир демонов и экзорцистов правдив ровным счетом настолько, насколько правдивы утверждения нынешних психологов, что вытеснение пережитой в детстве сексуальной травмы формирует механизм психологической защиты в виде множественной личности.

Г-н Спанос предлагает обратить серьезное внимание на заявления психотерапевтов, согласно которым «… пациенты учатся интерпретировать самих себя как людей, обладающих множественным Я, представлять себя в терминах этих конструкций, а также изменять и обдуманно строить свою личную биографию, чтобы привести ее в соответствие со своим пониманием того, что значит иметь много личностей». По мнению Спаноса, психотерапевты играют особо важную роль в создании и поддержании множественной личности. Спанос пишет о том, что большинство психотерапевтов ни разу в жизни не сталкивались с множественной личностью, хотя по сообщениям некоторых специалистов им доводилось каждый год наблюдать сотни случаев этого заболевания. Тем, кто пытаются защитить незаапятнанную репутацию психотерапии, будет нелегко признать тот факт, что диагноз пациента зависит от предубеждений терапевта. Однако в самом начале процесса психотерапии пациент с множественной личностью обычно ничего не помнит о пережитом насилии. И только при поддержке психотерапевта он припоминает травматичные события прошлого. Более того, типичный больной с диагнозом множественной личности не обнаруживает свои альтернативные личности до тех пор, пока не начнется лечение. Психотерапевты противятся подобным обвинениям, утверждая, что их методы надежны, верны и представляют собой следствие опыта, а те, кто никогда не занимались лечением множественной личности, не знакомы с этими тонкостями.

Множественные личности существуют и существовали в других культурах, не связываемые с понятием психического расстройства, как это происходит сегодня. По мнению Спаноса, множественные личности могут развиваться в условиях разнообразного культурного окружения и выполнять различные и многочисленные социальные функции. Пережитое в детстве сексуальное насилие или психическое расстройство не обязательно способствует проявлению множественной личности. Попадая в различную историческую или социальную обстановку, люди учатся думать о себе как об «обладающих более чем одной личностью и вести себя так, словно бы они были сначала одной личностью, а затем совсем другой». Однако люди вряд ли думают о себе подобным образом, если их культурой не предусмотрены модели, обучающие законам и особенностям поведения множественных личностей. Наряду с предоставлением законов и моделей, культура должна обеспечивать и легализовать поведения множественных личностей, опираясь при этом на своих агентов социализации. Напомним, что Спанос не отрицает существование множественной личности, но полагает, что для объяснения ее причин нет нужды привлекать стандартную схему, компонентами которой выступают насилие, изъятие первоначального Я и затем появление альтернативных личностей. Как, впрочем, не обязательно опираться и на психологический багаж следующей модели: вытеснение, восстановление вытесненных воспоминаний о пережитом в детстве насилии, объединение альтернативных личностей в одно целое с помощью психотерапии. Нет необходимости обращаться и к стандартным диагностическим приемам – гипнозу, регрессиям к прошлым жизням, тесту Роршаха.

Представление о множественной личности в значительной степени сформировалось благодаря книгам и фильмам на соответствующую тематику, например «Сибил», «Пять Я», «Сознание Билли Миллигана». Эти трактовки множественной личности, подаваемые средствами массовой информации, влияют на формирование представлений не только у аудитории слушателей и читателей, но и у самих пациентов с множественной личностью. Например, рассказ «Сибил», написанный журналисткой Флорой Скрайбер – это история женщины с 16 альтернативными личностями, которые якобы стали ответной реакцией на насилие, пережитое героиней в детском возрасте. До появления в 1973 году этого рассказа и выхода в 1976 году одноименного телефильма с Салли Филд в главной роли было известно лишь о 75 случаях заболевания. После «Сибил» количество людей с диагнозом множественной личности выросло до 40 тысяч, причем эта цифра касается преимущественно США и Канады.

Прототипом Сибил стала Ширли Арделл Мейсон, которая умерла в 1998 году от рака груди, в возрасте 75 лет. Ее психотерапевт, Корнелия Уилбур, умерла в 1992 году, оставив Ширли 25 тыс.долларов и все будущие авторские гонорары от «Сибил». Как теперь известно, Мейсон не проявляла симптомов множественной личности до психотерапевтических сеансов с Уилбур, использовавшей гипноз и другие методы внушения, чтобы вызвать появление так называемых личностей. Газеты Newsweek сообщила, что, по словам историка Питера Свейлса (он первым узнал в Сибил Ширли Мейсон), имеются серьезные оснвоания полагать, что жесточайшего насилия, описанного в книге, на самом деле не было.

Д-р Герберт Шпигель, также лечивший Сибил, полагает, что Уилбур рассматривала личности своей пациентки как часть терапевтического процесса и что пациентка переняла их под воздействием гипноза и пентотала натрия. Шпигель говорит, что его пациентка легко поддавалась гипнозу и была крайне восприимчива к внушению. В силу своей добросовестности Мейсон даже изучала литературу, посвященную множественной личности. Создается такое впечатление, что случай Сибил по своей симптоматике соответствует ятрогенному (т.е. вызванному словами врача) психическому нарушению. Тем не менее случай Сибил представляет собой обычный пример заболевания. Сторонник этой модели, д-р Филипп Кунс из Департамента психиатрии Медицинской школы Университета штата Индиана, утверждает, что до публикации «Сибил» взаимосвязь между множественной личностью и насилием, пережитом в детском возрасте, большей частью не была обнаружена.

Сторонники существования множественной личности пострадали от очередного серьезного нападения на правдоподобность этого заболевания, когда д-р Беннетт Браун, основатель Международного общества по изучению диссоциации, был лишен лицензии по обвинению в использовании наркотиков и гипноза для убеждения пациентки в том, что она уничтожила много людей в ходе насилия в сатанинских ритуалах. По словам пациентки, Браун внушил ей, что у нее 300 личностей, среди которых были насильник, верховная жрица сатанинского культа и каннибал. Она сообщила следующую информацию журналистам газеты Chicago Tribune: «Я начала согласовывать между собой различные факты и поняла, что никаким образом не могло быть так, чтобы я приходила из маленького городка в штате Айова, ежегодно съедала по 2000 людей, а совсем никто этого не замечал». Пациентка отсудила 10.6 млн.долларов в процессе против Брауна и госпиталя Rush-Presbytarian St.Luke и еще одного психотерапевта, участвовавшего в ее лечении.

Защитники стандартной модели возникновения, диагностики и лечения множественной личности утверждают, что это заболевание еще не изучено до конца и, в силу своей запутанности, с трудом поддается диагностике. Д-р Филипп Кунс утверждает, что существует определенное профессиональное отвращение к диагностике множественного личностного расстройства. Он полагает, что все это связано со многими факторами, в том числе с неуловимостью присутствующих симптомов, страхом пациента и нежеланием разглашать важную информацию о болезни, отсутствием профессиональных знаний и навыков по диссоциативным расстройствам, нежеланием клинических врачей поверить в то, что множественная личность действительно существует, а не представляет собой плод воображения.

Другой защитник стандартной модели множественной личности, д-р Ральф Аллисон, разместил в интернете информацию о своих исследованиях по поводу диагноза, поставленного Кеннету Бианки. Д-р Аллисон признается, что семь раз менял свое мнение. Кеннету Бианки, серийному убийце, осужденному на пожизненное заключение, был поставлен диагноз множественной личности. Заболевание диагностировал д-р Джек Уоткинс, психиатр, представляющий сторону защиты. С помощью гипноза он спровоцировал появления «Стива», который якобы и был альтернативной личностью Бианки, совершавшей все убийства. Психиатр со стороны обвинения, Мартин Орн, специалист по гипнозу, с успехом продемонстрировал в зале суда, что и гипноз, и симптомы множественной личности были притворством и обманом.

Д-р Аллисон утверждает, что дебаты вокруг множественной личности представляют собой полемику между психотерапевтами, отстаивающими стандартную модель, и теоретиками, которые отказываются верить в существование множественной личности. Настоящая битва происходила в комитете по разработке классификации DSM-IV. Теоретики победили и название «множественное расстройство личности» было заменено на «диссоциативное расстройство идентичности». В принятой в 1994 году DSM-IV рассматривается 410 видов психических заболеваний, в то время как в DSM-II (1968 год) только 145, а в первой редакции 1952 года всего 60. Некоторые полагают, что такое быстрое увеличение количества различных психических расстройств свидетельствует о том, что психиатры постоянно пытаются расширять свой рынок. Другие находят причину появления новых расстройств в совершенствовании диагностических методов. Как сообщает д-р Аллисон, множественная личность была внесена в DSM-II под названием «истерическое диссоциативное расстройство», но не имела собственного кодового номера. В DSM-III множественная личность фигурировала уже под собственным кодовым номером, но была изъята из DSM-IV и заменена на диссоциативное расстройство идентичности.

Смотрите также:


Перейти на главную

Комментарии

Пожалуйста, пишите разумные и содержательные комментарии. Если вы не согласны с вышеизложенной информацией, просьба подкреплять свое несогласие ссылками на авторитетные источники. Бессодержательные комментарии в стиле "Статья бред", "Автор дурак", "Выпей йаду" и т.п. будут безжалостно удаляться.

Comments:

3 Responses to “Множественная личность”

  1. Рита
    May 5th, 2014 @ 2:54 am

    Хотелось бы получить список первоисточников, что можете вообще сказать про феномен диссоциации?

Оставить комментарий