Энциклопедия заблуждений

собрание невероятных фактов, удивительных открытий и опасных поверий

Психоанализ

Posted on | November 14, 2011 | 13 Comments

В действительности я не ученый, не наблюдатель, не экспериментатор, не мыслитель. По темпераменту я не кто иной, как конквистадор — искатель приключений, если хотите перевести это — со всем любопытством, дерзостью и настойчивостью, свойственной людям этого сорта (Зигмунд Фрейд, письмо Вильгельму Флиссу, 1 февраля, 1900).

К 1950-м и 60-м годам предупреждения учителя были затоплены в шуме возбужденных голосов. Психоаналитики и психиатры могли лечить даже шизофрению, самую пугающую психическую болезнь. Они заявляли, что могли делать это, просто беседуя со своими пациентами (Dolnick, 12).

Лучше подвергается психоанализу тот, кто, не важно в чем, несостоятелен в текущий момент, но в своей основе или потенциально является сильной личностью. Этот человек, возможно, уже достиг удовлетворенности — с друзьями, в браке, на работе или посредством особых интересов и хобби, но, тем не менее, значительно подавлен продолжительным воздействием таких симптомов, как депрессия или тревога, сексуальная или физическая несостоятельность, или чувствует физическое недомогание без очевидных, лежащих в основе физических причин. Кто-то может быть измучен тайными ритуалами, навязчивостями, или повторяющимися мыслями, которых больше никто не осознает. Другой может жить ограниченной жизнью в изоляции и одиночестве, неспособный чувствовать близость к кому-либо. Жертвы детского сексуального насилия могут страдать от неспособности доверять другим. Некоторые люди начинают анализ из-за повторяющихся неудач в работе или в любви, приводящие к саморазрушительным стереотипам поведения. Другие нуждаются в анализе потому что способ, которым они живут — их характер — значительно ограничивает их выборы и их удовольствия. (Американская Психоаналитическая Ассоциация)

Зигмунд Фрейд (1856-1939) считается отцом психоанализа, который может быть дедушкой всех псевдонаучных методов психотерапии, уступая только Саентологии, как чемпиону по количеству ложных и вводящих в заблуждение заявлений о разуме, психическом здоровье и психических заболеваниях. Например, шизофрению и депрессию психоанализ считает не мозговыми расстройствами, а нарциссическими.Аутизм и другие заболевания мозга не проблемы мозга, но материнские проблемы. Эти заболевания не требуют фармакологического или поведенческого лечения. Они требуют только терапии “разговором”. Аналогичные способы предлагаются для нервной анорексии и синдрома Туретта (Hines 1990: 136). Есть ли научные доказательства верности психоаналитического лечения этих заболеваний? Нет.

Современный психоанализ может быть научно обоснован, но работы Фрейда были основаны на воображении и личных выводах из работы с пациентами. Это не доказывает эффективность текущего психоаналитического лечения. Речь идет о Фрейде и некоторых из его ранних последователях.

Фрейд думал, что он понял природу шизофрении. Это не заболевания головного мозга, но нарушение в бессознательном, вызванное нерешенным чувством гомосексуализма. Тем не менее, он утверждал, что психоанализ не будет работать с шизофрениками, поскольку такие пациенты игнорируют их терапевта и устойчивы к лечению (Dolnick 1998: 40). Последователи психоанализа утверждали с равной убежденностью и равным отсутствием научно доказанных оснований, что шизофрения вызвана подавляющим материнством. В 1948 году, Фрида Фромм-Рейхман, например, ввела термин «шизофреногенная мать», для обозначения матери, чей стиль воспитания является причиной развития у ребенка шизофрении (ibid. 94). Другие аналитики поддержали это мнение анекдотами и интуитивными постижениями и около 20 последующих лет многие следовали ее ошибочному примеру.

Вы бы стали лечить сломанную ногу или диабет «разговорной» терапией или интерпретацией снов пациента? Конечно, нет. Представьте реакцию диабетика, которому сказали, что его заболевание спровоцировано «мастурбационным конфликтом» или «вытесненным эротизмом». Пациенту с равным успехом можно сказать как то, что он одержим демонами, так и дать психоаналитическое объяснение его физическому заболеванию или расстройству. Какая разница между изгнанием демонов шаманом или священником и изгнанием детского опыта психоаналитиком? Так почему же некоторые до сих пор поддерживают мнение о том, что нейрохимические или другие физические расстройства вызваны подавленным или сублимированным сексуальным травматическим детским опытом или принимающими желаемое за действительное фантазиями? Вероятно, по той же причине, что и теологи не прекращают тщательно разрабатывать концепции, которые перед лицом непреодолимых доказательств являются не более чем обширными метафизическими паутинами. Они добиваются множества институциональных подкреплений для своих социально созданных ролей и идей, большинство из которых не может быть подвергнуто эмпирической проверкой. Если их идеи не могут быть проверены, они не могут быть опровергнуты. Что не может быть опровергнуто и также имеет поддержку влиятельного учреждения или истеблишмента, может длиться века и быть уважаемым и достоверным, невзирая на свою фундаментальную пустоту, недостоверность или способность нанести вред.

Самой фундаментальной концепцией психоанализа является понятие бессознательного как хранилища подавленных воспоминаний травматических событий, которые непрерывно влияют на осознанные мысли и поведение. Научно доказанных фактов для подтверждения идеи существования бессознательного подавления недостаточно, однако достаточно данных о том, что сознательные мысли и поведение находятся под влиянием неосознаваемых воспоминаний и процессов.

Связаны с этими сомнительными предположениями психоанализа и два в равной степени спорных метода исследования мнимых воспоминаний, скрытых в бессознательном: свободные ассоциации и интерпретация снов. Ни один из методов не поддается научной формулировке или эмпирической проверке. Оба являются пустыми метафизическими идеями, на которых спекулируют без какой-либо возможности проверить их в реальности.

Научные исследования процессов работы памяти не подтверждают психоаналитическую концепцию существования бессознательного как хранилища подавленных сексуальных и травматических воспоминаний детского или подросткового возрастов. Здесь, однако, достаточно доказательство, что существует тип памяти, которой мы не осознаем, но в котором есть воспоминания. Этот вид памяти ученые обозначают имплицитной.

Имеется достаточно доказательств, что для того, чтобы иметь воспоминания, требуется обширное развитие фронтальных долей, которого недостаточно у младенцев и маленьких детей. Так же, чтобы воспоминания надолго сохранялись, они должны быть закодированы. Если кодирование не доступно, то впоследствии развивается амнезия, как в случае многих наших снов. Если же кодирование слабое, то всего лишь фрагментарные и имплицитные воспоминания могут быть всем тем, что остается от непосредственного опыта.

Таким образом, вероятность младенческих воспоминаний жестокого обращения или чего-либо другого в этом роде, сводится к нулю. Имплицитные воспоминания грубого обращения возникают, но не при условиях, которые являются основой для подавления. Имплицитные воспоминания насилия формируются, когда личность находится под их неосознаваемым длительным воздействием и не может закодировать этот опыт очень глубоко. Например, жертва изнасилования может не помнить, что было изнасилование. Нападение произошла на кирпичной тропе.

Слова «кирпич» и «тропа» впечатываются в ее уме, но она не связывает их с изнасилованием. Она становится очень расстроенной, когда возвращается к месту изнасилования, хотя и не помнит, что здесь произошло (Schacter: 232). Маловероятно, что гипноз, свободные ассоциации или любой другой терапевтический метод поможет вспомнить жертве, что с ней произошло.

У нее нет точного воспоминания, потому что она была неспособна глубоко закодировать травму насильственного нападения, которое явилось причиной потери осознанности. Самое большее, что может сделать психоаналитик или другой терапевт, придерживающийся концепции вытесненных воспоминаний, — это создать ошибочное воспоминание у жертвы, причиняя боль еще раз.

Существенно связанным с психоаналитическим взглядом на репрессию является предположение, что характер обращения родителей с детьми, особенно материнское воспитание, есть первопричина многих, если не большинства, проблем взрослых людей — от личностных расстройств до эмоциональных проблем и психических заболеваний. Мало сомнений в том, что если детей жестоко воспитывали в детстве, то их взрослая жизнь будет находиться под сильным влиянием такого обращения.

Большим концептуальным скачком является (умозаключение) от этого факта к идее, что все сексуальные переживания в детстве являются причиной проблем в дальнейшей жизни, или, что все проблемы в дальнейшей жизни, включая сексуальные проблемы, возникают благодаря детскому опыту. Научных подтверждений этому нет.

Психоаналитическая терапия во многих отношениях основана на поиске того, что, вероятно, не существует (подавленные детские воспоминания), предположении, которое, вероятно, ошибочно (что детский опыт является причиной проблем пациентов) и терапевтической теории, которая почти не имеет шансов быть верной (что перевод подавленных воспоминаний в сознание есть существенная часть курса лечения).

Конечно, это только основы детально разработанной и научно звучащей концепции, которая претендует объяснить глубокие загадки сознания и поведения. Но если в основе лежит иллюзия, какое будущее возможно у этой иллюзии?

Есть, однако, несколько положительных моментов, возникших в результате разработанного Зигмундом Фрейдом в Вене век назад психоанализа. Фрейд должен считаться одним из величайших благодетелей только потому, что он вызвал желание понять тех, чье поведение и мысли пересекают грани правил, установленных цивилизацией и культурами.

Больше не модно осуждать и высмеивать людей с поведенческими или мыслительными расстройствами благодаря тому, что в немалой степени этой толерантности способствовал психоанализ. К тому же мы не можем упрекать Фрейда в сохранении пережитков нетерпимости, невежества, лицемерия и ханжества в отношении понимания наших сексуальных качеств и свойств. Психоаналитики не делают чести Фрейду, слепо следуя доктринам их учителя в этой или любой другой области.

В заключение приведем слова психиатра Энтони Сторра по этому поводу: «Фрейдовская техника длительного выслушивания страдающих людей вместо раздачи им указаний или советов сформировала основу большинства современных форм психотерапии, принеся пользу как пациентам, так и практикующим специалистам» (Storr 199:120)

Смотрите также:


Перейти на главную

Комментарии

Пожалуйста, пишите разумные и содержательные комментарии. Если вы не согласны с вышеизложенной информацией, просьба подкреплять свое несогласие ссылками на авторитетные источники. Бессодержательные комментарии в стиле "Статья бред", "Автор дурак", "Выпей йаду" и т.п. будут безжалостно удаляться.

Comments:

13 Responses to “Психоанализ”

  1. Тарас
    April 3rd, 2013 @ 12:47 am

    Весьма скудные представления о теории психоанализа и её составляющих положениях, что просто хочется подобно же вам сами, обвинить вас в невежестве.
    Очень небольшой отрезок времени психоанализ полагал возможным лечить людей с тяжёлыми психическими нарушениями, как шизофрения, но почти сразу стало очевидно что это не возможно. Клиенты психоаналитика, это прежде всего невротики. (Хотя конечно есть и такие, которые занимаются разработкой направления в психиатрии. И получают результаты.)
    Многие положения изначально предположенные Фрейдом уже давно не актуальны и от первоначальных идей осталась лишь теория в наиболее общих очертаниях. От идеи лечить невротиков простым осознанием бессознательных и подавленных воспоминаний отказался ещё сам Фрейд. Все гораздо сложней, осознание необходимо но не достаточно для положительных изменений.
    И кстати, для отбора теории и их проверки используется почти тот-же метод что и в большой науке. Единственное отличие – это невозможность постановки эксперимента, и это правда. Поэтому те или иные положения проверяются и уточняются по ходу практики.

  2. Павел
    April 10th, 2013 @ 12:44 am

    Тарас, Ваши соображения очень интересны, но в чём состоит Ваше несогласие с текстом статьи? Всё что в ней приводится, соответствует историческим фактам, как и Ваше высказывание, что современные психоаналитики давно уже не используют наследие Фрейда, оставив фактически только названия метода.

  3. Тарас
    April 13th, 2013 @ 12:23 am

    Да хоте бы с тем, что статья проходит под тегом “Научное фричество”, раз. Два – критикуются не актуальные положения, а исторические факты, что согласитесь, несколько странно.

  4. Павел
    April 21st, 2013 @ 5:53 pm

    Сложный вопрос… Я бы сказал иначе – есть очень много направлений психотерапии которые базируются и по сей день на фантазиях Фрейда. Так что, на мой взгляд, критика более чем уместна. Именно как критика “наследников”, утверждающих, что имеют научное обоснование своего подхода в трудах Фрейда.

  5. Ямэйл
    April 23rd, 2013 @ 2:49 pm

    Тарас,
    выкладывайте актуальные положения 🙂 Уверен на 137%, что они метафизического содержания и не могут быть экспериментально подтверждены, скорее просто интерпретация проблемы пациента в психодинамическом ключе.
    + если у Вас есть хоть одно положительное РКИ с психодинамической моделью и контрольной группой, то пожалуйста дайте ссылку.

  6. Максим
    May 4th, 2013 @ 3:34 am

    Увы, победивший дракона…Ну, вы поняли.
    Тарас полностью прав.
    “Психоаналитики не делают чести Фрейду, слепо следуя доктринам их учителя в этой или любой другой области” – совершенно непонятно откуда взявшийся вывод. Да кто сейчас использует классический психоанализ на практике? Автор, очнись. Уже Неофрейдизм Юнга, Адлера, Хорни имеет мало общего с идеями Фрейда. Не говоря о дальнейших последователях.
    Обидно, что для людей образованных психоанализ остается только связанным с именем З.Фрейда. Тогда бы уже статью назвали “Фрейд”, а не “Психоанализ”.
    И да, кстати, необоснованный сарказм про связь диабета с психологическими проблемами. Психосоматика? Не, не слышал.

  7. admin
    May 4th, 2013 @ 7:58 am

    К сожалению, рьяные защитники психоанализа не хотят признать один факт. Даже если некоторые терапевтические приемы Фрейда видоизменились или исчезли из практики, основные концептуальные положения ПА остались в силе.

    Комментатор выше уже предложил вам – выложите “актуальные” положения “современного” психоанализа. И мы увидим, что они из себя представляют 🙂

    Юнг и Адлер, хоть и в чем-то отошли от заветов своего учителя Фрейда, создали не менее странные и метафизические концепции.

    И кстати, вы всерьез считаете, что диабет – это психосоматическое заболевание? О_о

  8. Максим
    May 5th, 2013 @ 3:18 am

    Admin, если я попал в ваш список рьяных защитников ПА, то, заверяю, Вы ошиблись.
    То, что ПА не имеет эмпирических доказательств, я нисколько не оспариваю.
    Мой месседж в другом: Фрейд равно психоанализ, но сам психоанализ это больше, чем Фрейд. А статья разочаровала именно этой однобокостью.
    По поводу “актуальных положений современного психоанализа” – современный ПА – это около 20 различных направлений, очень отличающихся друг от друга(см. Куттер “Современный психоанализ”). Поэтому следует либо говорить о каждой школе отдельно, либо вообще не говорить. Так как школы настолько разнятся,что труднее сказать, что их объединяет, чем найти различия (объединены они по сути только психодинамическим подходом).
    И не все они метафизичны, кстати. Да и вообще, где вы нашли метафизику у Адлера (про Юнга молчу). Адлер бессознательному мизерную роль отводил. Читаем “Наука жить” – никакой метафизики.
    Вообще про влияние Фрейда на остальных – погуглите конфликты Фрейда с теми же Адлером и Юнгом. Узнаете много интересно. А прочтите К.Хорни и сравните с Фрейдом – удивлению не будет предела.
    И мое любимое, про психосоматику (есть подозрение, что она попадет в отдельную статью к вам). Понятное дело, что диабет обусловлен нехваткой инсулина. Но нехватка инсулина может возникнуть на фоне ожирения. И тут уже включается психология человека, как причина этого ожирения. Таким вот косвенным образом, диабет связан с психологическими проблемами человека, будь то постоянные стрессы или недостаток любви.

  9. admin
    May 5th, 2013 @ 8:48 am

    То, что ПА не имеет эмпирических доказательств еще полбеды. Главная проблема ПА в том, что он в принципе не может иметь эмпирических доказательств.

    Про современные “психодинамические” школы я в курсе. Не думайте, что вы сказали мне что-то новое. Большинство из них вовсю использует методики когнитивно-поведенческой психотерапии под приправой “работы с глубинными переживаниями”. Прайс у этих психоаналитиков соответствующий. 🙂

    Метафизику у Юнга вы сами не заметили? Тогда боюсь, продолжать разговор смысла не имеет. Если вы считаете, что архетипы, коллективное бессознательное, синхронистичность, толкование снов – это НЕ метафизика, то мне остается только уронить лицо на руку.

    Про диабет – просто убили. Double Facepalm.

  10. Максим
    May 5th, 2013 @ 12:05 pm

    Вообще-то перечитайте ка еще раз мое сообщение.
    Про Юнга я не писал, наоборот, прекрасно понимаю о чем там речь. Я писал про Адлера, где у него метафизика?
    А ваше отношение к критике оставляет желать лучшего. Снобизм и намек на собственную илитарность делает такой скептицизм ничем не отличающимся от того, про что вы пишете.

  11. admin
    May 5th, 2013 @ 2:22 pm

    Не пытайтесь меня пристыдить, я на такие приемы не ведусь. 🙂

    Обоснованной критики от вас не было. Только невнятные посылки о том, что “психоанализ это не только Фрейд”.

    Метафизика у Адлера – да пожалуйста. Концепция развития личности через компенсацию “комплекса неполноценности” – например.

    Открываем к тому же Карла Поппера:

    “Я могу проиллюстрировать это на двух существенно различных примерах человеческого поведения: поведения человека, толкающего ребёнка в воду с намерением утопить его, и поведения человека, жертвующего жизнью в попытке спасти этого ребёнка. Каждый из этих случаев легко объясним и в терминах Фрейда, и в терминах Адлера. Согласно Фрейду, первый человек страдает от подавления (скажем, Эдипова) комплекса, в то время как второй — достиг сублимации. Согласно Адлеру, первый человек страдает от чувства неполноценности (которое вызывает у него необходимость доказать самому себе, что он способен отважиться на преступление), то же самое происходит и со вторым (у которого возникает потребность доказать самому себе, что он способен спасти ребёнка). Итак, я не смог бы придумать никакой формы человеческого поведения, которую нельзя было бы объяснить на основе каждой из этих теорий. И как раз этот факт — что они со всем справлялись и всегда находили подтверждение — в глазах их приверженцев являлся наиболее сильным аргументом в пользу этих теорий. Однако у меня зародилось подозрение относительно того, а не является ли это выражением не силы, а, наоборот, слабости этих теорий?”

  12. Сергей
    August 10th, 2014 @ 4:14 pm

    . And there is ample evidence that childhood abuse, sexual or otherwise, can seriously affect a person’s mental and physical well being. There is also ample evidence that not everyone who is sexually abused grows up to have psychological or mental problems.
    По моему абзац выпал.

Оставить комментарий





  • Библиотека скептика

  • Поиск

  • Ошибки в тексте?

    Система Orphus