Энциклопедия заблуждений

собрание невероятных фактов, удивительных открытий и опасных поверий

Полиграф (детектор лжи)

Posted on | November 25, 2011 | 2 Comments

“Я ничего не знаю о детекторах лжи кроме того, что они пугают людей.”  – Ричард Никсон

Полиграф — это устройство, которое одновременно фиксирует изменения различных физиологических процессов, таких как частота пульса, величина артериального давления, температура тела, электропроводимость кожи и т.п. Полиграф используется в качестве детектора лжи полицией, ФБР и ЦРУ, органами федеральной и государственной власти, а также в многочисленных частных агентствах. В основе принципа работы полиграфа лежит идея о том, что, когда человек лжет, он неизбежно начинает нервничать по поводу своей лжи. У него ускоряется сердцебиение, поднимается кровяное давление, учащается дыхание, усиливается потоотделение и т.д. Для того чтобы обнаружить ложь, сравниваются показатели деятельности вегетативной нервной системы, зарегистрированные при ответах на нейтральные вопросы с показателями, зарегистрированными при ответах на “решающие” вопросы.

Существует три основных подхода к проверке с помощью полиграфа.

1. Техника контрольных вопросов. При испытании подозреваемому задают не только вопросы, релевантные преступлению, но и контрольные вопросы. Считается, что виновный будет больше сосредоточиваться при ответах на релевантные вопросы, в то время как невиновный — на контрольные, поскольку они ставят под сомнение его честность. “Проверка такого типа зачастую используется для определения того, следует ли признать подозреваемого виновным или же следует признать его непричастность к совершению того или иного преступления” (АПА).

2. Тест с использованием целенаправленной лжи. Проверка такого типа ставит своей целью выявление лжи за счет сравнения показателей вегетативной нервной системы в момент, когда испытуемый нарочно делает ложные признания, и показателей вегетативной нервной системы, сопутствующих правдивым ответам.

3. Тест на знания виновного. Для проведения проверки этого типа экспериментатор должен обладать такой информацией о преступлении, которая доступна только виновному. В ходе проверки сравнивается физиологическая реакция подозреваемого при ответах на вопросы с множественным выбором, где один из вариантов ответов на каждый вопрос содержит информацию, известную только следователям и истинному преступнику.

Психологи не считают научно обоснованными подходы техники контрольных вопросов и теста с использованием целенаправленной лжи, однако, согласно опросу, проведенному Американской психологической ассоциацией, большинство из них полагают, что тест на знания виновного основан на проверенной научной теории и что подобный тест можно рассматривать в качестве “многообещающего инструмента судебной практики” (Ibid.). Однако эти люди “не настаивают на необходимости его применения [в суде] ввиду отсутствия дополнительных исследований, опирающихся на реальные случаи преступления” (Ibid.). Главный недостаток этого теста состоит в отсутствии контроля. К тому же, до тех пор пока в распоряжение следователя не поступила хотя бы какая-то достоверная информация, опираясь на которую он мог бы проводить опрос, есть риск того, что следователь сделает поспешные выводы, исходя из одной или двух ответных реакций, отклоняющихся от базовой линии. Существует много причин, по которым испытуемый может оказаться осведомленным в том или ином вопросе. Кроме того, несколько ответов, несоответствующих информации, известной следователю, нельзя считать доказательством в пользу невиновности испытуемого. Последний может оказаться социопатом или психопатом либо попросту искусным лжецом.

Существует ли хоть какое-то доказательство того, что полиграф действительно способен распознать ложь? Прибор измеряет изменение сердечного ритма, кровяного давления и дыхания. Принято считать, что, когда человек говорит неправду, эти физиологические изменения позволяют опытному специалисту зафиксировать факт дачи ложных показаний. Но известна ли какая-либо научная формула или закон, устанавливающие устойчивые корреляции между подобными физиологическими изменениями и ложью? Нет. Есть ли какие-то научные свидетельства в пользу того, что специалисты, использующие в своей работе полиграф, могут с помощью своей машины распознавать ложь в десятки раз лучше, чем неспециалисты, пользующиеся другими методами? Нет. Не найдется ни таких приборов, ни таких людей, которые с высокой точностью сумеют определить, когда люди, выбранные случайным образом, лгут, а когда они говорят чистую правду.

Некоторых компетентные люди вроде Senator Orrin Hatch не доверяют полиграфу, даже если он используется экспертами, которых обучали агенты ФБР. Поскольку даже лжец может поверить в свою ложь и выдержать испытание на полиграфе, то человек, страдающий бредовым расстройством, тем более способен на это. Однако, даже если это и так, то способность социопата с бредовым расстройством успешно пройти проверку на полиграфе — это вовсе не повод полагать, что такие машины не умеют фиксировать ложь с точностью, превышающей точность других методов распознавания ложных показаний.

Причина, по которой полиграф нельзя назвать детектором лжи, состоит в том, что измеряемые им показатели — сердцебиения, кровяного давления и дыхания — могут вызываться различными причинами. Нервозность, гнев, печаль, замешательство и страх — все это влияет на изменение сердечного ритма, кровяного давления или частоты дыхания. Даже желание принять душ может оказаться одной из причин подобных изменений. Кроме того, возможны причины, связанные с состоянием здоровья испытуемого: простуда, головная боль, запор, проблемы нервного или мышечного характера, которые способны привести к физиологическим изменениям, фиксируемым полиграфом. Утверждение, согласно которому специалист может точно определить, когда изменения показателей вегетативной нервной системы связаны с дачей ложных показаний, а когда они представляют собой следствие других факторов, никогда и никем не было доказано. Даже когда устройство измеряет нервозность, нельзя уверенно говорить о том, что причиной этой нервозности выступает боязнь быть уличенным во лжи. Некоторых людей пугает то, что машина может сигнализировать об их лжи, в то время как на самом деле они будут говорить правду, а это послужит поводом для несправедливого обвинения. Кроме того, даже наиболее ревностные сторонники полиграфа признают, что обманщикам удается подчас совершенно успешно справиться с проверкой на полиграфе и выйти сухими из воды. Достаточно вспомнить хотя бы шпиона, “скрытого предателя” Олдрича Эймса, который несколько раз без проблем проходил через полиграф. Это урок, однако, был проигнорирован руководителями ФБР, которые после поимки шпиона Роберта Хансена включили прохождение тестов на полиграфе в обязательные условия приема в ФБР. Прежде полиграф использовался сотрудниками ФБР только для проверки подозреваемых в совершении преступлений. По-видимому, сотрудники ФБР полагают, что им удалось бы избежать измены Хансена, если бы только они вовремя проверили его с помощью полиграфа.

В Калифорнии и многих других штатах запрещается принимать результаты проверки на полиграфе к рассмотрению в суде. Вероятно, это происходит потому, что за проверками на полиграфе закрепилась репутация ненадежных, или оттого, что та небольшая выгода, которую может принести использование полиграфа, значительно перевешивается возможностью существенного злоупотребления подобной информацией полицейскими. Проверка с легкостью позволяет вторгнуться в частную жизнь подозреваемых или пустить в ход специальные беспроигрышные методы их запугивания. Скептики считают, что показания, полученные с помощью полиграфа, заслуживают ничуть не большего доверия, чем свидетельства, данные под гипнозом, которые также не принимаются к рассмотрению при ведении судебных дел во многих штатах США. А в 1998 году представители Верховного суда США пришли к выводу, что Правило 707 дачи показания военными, согласно которому свидетельства, полученные с помощью полиграфа, считаются недопустимыми в военном суде, не противоречит конституционному праву военнослужащих использовать эти показания в свою защиту (United States, Petitioner v. Edvard G. Scheffer, 1998, No. 96-1133).

Американский союз защиты гражданских прав (American Civil Liberties Union — ACLU) строго придерживается выдержки из вышедшего в 1988 году Закона о защите служащих от проверок на полиграфе (Employee Polygraph Protection Act — EPPA), согласно которой запрещается использование полиграфа “для предоставления оценочного мнения относительно честности или нечестности индивида”. Тем не менее EPPA не запрещает применение полиграфа вне установленных законом рамок. Федеральным и местным властям, а также органам управления на уровне отдельных штатов разрешено применять полиграф. Федеральные власти имеют право проводить проверку на полиграфе потенциальных сотрудников проектов, связанных с национальной безопасностью. В таких отраслях частной предпринимательской деятельности, как сфера безопасности и фармацевтика, полиграф все еще используется при приеме на работу или для проверки штатных сотрудников. Кроме того, руководители фирм могут проводить проверку на полиграфе

… в связи с текущим расследованием экономических потерь или ущерба, нанесенного бизнесу, при следующих условиях: сотрудник, подозреваемый в непорядочности, должен иметь доступ к собственности работодателя, а последний должен был предоставить в письменном виде разумное объяснение своих подозрений по поводу возможной вины своего служащего (ACLU: www.aclu.org/library/ pbp4.html).

ACLU придерживается положений EPPA не только в силу отсутствия доказательств надежности и точности проверки на полиграфе, но и потому, что нападки со стороны руководства чреваты вторжением в частную жизнь служащих, и, к сожалению, дело не ограничивается только этим.

Например, для того чтобы определить “нормальные” показатели деятельности вегетативной нервной системы испытуемого, те, кто проводят проверку с помощью полиграфа, намеренно спрашивают его о таких деталях, которые могут привести в замешательство, напугать и унизить. В 1987 году, на судебном процессе с участием ACLU, выяснилось, что государственным служащим штата Северная Каролина регулярно задавали вопросы следующего содержания: “Когда вас в последний раз ненамеренно уличали в употреблении спиртных напитков?” и “Кто был тот ребенок, который в прошлый раз привел вас в состояние сексуального возбуждения?” Полиграф использовался нечестными и беспринципными работодателями для того, чтобы избавляться от профсоюзных деятелей и от своих же доносчиков, чтобы заставить служащих “сознаться” в проступках, которых те не совершали, и для того, чтобы несправедливо переложить вину с одних сотрудников на других.

Зачем руководству столь многих государственных учреждений, силовых и юридических структур, а также частных компаний понадобилось использовать полиграф, если обоснованность и законность его применения все еще не доказана и не признана научным сообществом? Может, все это — лишь принятие желаемого за действительное? Может, пользователи полиграфа хотят поверить в то, что этот быстрый и нечестный способ помогает им узнать, кто лжет, а кто — нет, и потому они закрывают глаза на то, что для выяснения ситуации подобных показаний недостаточно? Возможно и так, но имеются и другие причины для использования полиграфа, такие, например, как “фактор секретной технологии”. Полиграф производит впечатление загадочного современного устройства, от которого веет духом освоения космоса.

Применять полиграф могут только специалисты, знакомые с его тайнами и особенностями. Профаны приходят в восторг от этих технически грамотных чародеев, которые в одиночку могут провести некую манипуляцию и выдать результат: вынести приговор о том, лжет испытуемый или говорит чистую правду.

Еще одной причина популярности полиграфа кроется в прагматическом ложном выводе: полиграф — это нечто реально работающее! Можно найти не один пример, служащий иллюстрацией эффективности полиграфа. Были случаи, когда подозреваемый проваливал проверку и когда факт его лжи подкреплялся свидетельствами других людей. Были и такие случаи, когда человек сам сознавался во лжи, видя, что об этом сообщает полиграф. Имеются ли факты, свидетельствующие о том, что количество случаев правильной идентификации лжецов, подтвержденной показаниями незаинтересованных лиц, превышает количество случаев, когда обман установили без помощи полиграфа? Ни единого. Доказательства либо представляют собой случаи из жизни (см. Свидетельства очевидцев), либо основаны на ошибочной аргументации, наподобие тезиса о том, что корреляция означает причинную связь.

С другой стороны, возможно, одна из причин, по которой руководители столь многих правительственных, судебных и частных организаций в США прибегают к использованию полиграфа, состоит в том, что, по их мнению, такая проверка должна отпугнуть лжецов и мошенников, которые пытаются найти работу, или напугать обвиняемых в совершении преступления и выжать из них признание. Другими словами, пользователи этого устройства на самом деле не верят в то, что оно способно распознавать ложь, однако они уверены в том, что большинство людей, сталкивающихся с полиграфом, полагают, что тот может уличить их во лжи. Таким образом, достигается такой же результат, что и в случае, если бы проверка действительно была эффективной: работодатели не нанимают обманщиков-мошенников и разоблачают нечестных сотрудников.

Смотрите также:


Перейти на главную

Комментарии

Пожалуйста, пишите разумные и содержательные комментарии. Если вы не согласны с вышеизложенной информацией, просьба подкреплять свое несогласие ссылками на авторитетные источники. Бессодержательные комментарии в стиле "Статья бред", "Автор дурак", "Выпей йаду" и т.п. будут безжалостно удаляться.

Comments:

Оставить комментарий





  • Библиотека скептика

  • Поиск

  • Ошибки в тексте?

    Система Orphus