Энциклопедия заблуждений

собрание невероятных фактов, удивительных открытий и опасных поверий

Психотерапия Нью-Эйдж

Posted on | March 10, 2012 | 1 Comment

Вполне возможно, что самым важным решением в истории психотерапии было введение почасовой оплаты. – Джей Хейли

Для общества представляет существенную угрозу та небрежность, которая свойственна представителям сферы психического здоровья. Особенно это касается людей, занимающихся мониторингом, анализом и распространением данных о том, какая психотерапия наиболее  эффективна; такое поведение не свидетельствует в пользу профессионализма, а относится к знахарству или же граничит с ним. Сингер и Лалич.

Психотерапия предполагает лечение психических и эмоциональных расстройств, направленное на изменение или ослабление факторов, мешающих эффективному жизненному функционированию пациента (клиента). Существует много видов психотерапии; высокая эффективность некоторых из них, например, когнитивной терапии, была доказана опытным путем. [Примечание] Однако большая часть видов психотерапии, объединяемых на правлением  “Нью Эйдж”, представляют собой смесь метафизики, религии и  псевдонауки. Многие из них разделяют веру в  похищение пришельцами, ченнелинг, в бога, в живущего в каждом из нас “внутреннего ребенка”, в чудеса, в одержимость чуждыми сущностями и в реинкарнацию; другие основываются на убеждениях эмпирического характера, не обоснованных ни одной из известных наук.

Тем, кто желают более детально познакомиться с новейшими видами психотерапии “Нью Эйдж”, рекомендую прочесть книгу  “Crazy” Therapies (“Сумасшедшая терапия”) Маргарет Талер Сингер  и Джаньи Лалич  или посмотреть фильм Divided Memories (“Разделенные воспоминания”) Офры Бикел , впервые вышедший в эфир в передаче Frontline 4 апреля 1994 года.

Документальный фильм Бикел в полный рост показывает высокомерие и некомпетентность таких практиков. Врачи не обращают внимания на тот факт, что демонстрируют чудовищность своих псевдонаучных методов и самообман. Терапевты свободно заявляют о том, как они не заинтересованы в истине, и как они равнодушны к семьям, которые они помогают уничтожить. Они удивительно единодушны в неприятии критики. Они показывают своих пациентов в качестве доказательства своей хорошей работы, но ни один из пациентов, похоже, не вылечился, а многие стали безнадежно больными.

Не так уж сложно выявить то общее, что объединяет психотерапевтические методы направления “Нью Эйдж”. Очевидность этих общих черт отнюдь не укрепляет позицию людей, уверенных в научности подобных психотерапевтических подходов. Одной из особенностей выступает вера в то, что причина проблемы кроется в неком травматическом событии прошлого, например смертельной ране, нанесенной в прошлой жизни, или сексуальном насилии, пережитом в детстве. Надо отметить, что вторую из этих двух причин психотерапевты, практикующие метод восстановления вытесненных воспоминаний, считают универсальным объяснением практически всех эмоциональных расстройств. По их мнению, пережитое в детстве сексуальное насилие представляет собой не только причину многих проблем, но и ту ось, вокруг которой вращается последующая жизнь  этих людей. Психотерапевтов, занимающихся восстановлением вытесненных воспоминаний, не волнует то, что большинство их пациентов не помнят ни о каком насилии — психотерапия помогает им “припомнить” эту травму. Некоторые психотерапевты, практикующие технику “разделенных воспоминаний”, узнавали о насилии, которое им самим пришлось пережить в детском возрасте. Одна женщина-психотерапевт обнаружила эти подробности своей биографии только в ходе лечения пациентки с аналогичной проблемой. Тот факт, что врачеватель может привносить в процесс лечения свои собственные проблемы и связывать причины заболевания пациента со своим видением его предшествующей жизни, делает психотерапевтические методы направления “Нью Эйдж” похожими скорее на культ, чем на науку.

Другое общее свойство психотерапевтических методов направления “Нью Эйдж” состоит в том, что для оказания пациенту эффективной помощи необходимо обязательно выяснить  причину его проблемы. Такой сугубо интуитивный подход уходит своими истоками во времена З. Фрейда, однако он никогда не был проверен или подтвержден научным образом. Кроме того, не совсем понятно, что подразумевается под самой психотерапевтической  помощью. Остается полагать, что ключевой момент лечения заключается в вере пациента в то, что психотерапевту известна причина его проблем. Таким образом, качество жизни пациента и его взаимоотношения со значимым социальным окружением, таким как семья, друзья и коллеги по работе, не имеют отношения к выздоровлению. Доверие пациента к своему лекарю представляется самым важным моментом лечения. А чтобы добиться доверия, психотерапевт зачастую избирает тактику, направленную на отдаление пациента от членов собственной семьи. Это происходит  за  счет  внушения  пациенту мысли о том, что причина его проблемы кроется в ком-то из родственников или же сразу в нескольких членах семьи. Семья пациента не может оказать ему помощь, поскольку именно она выступает  причиной его проблем. Член семьи, совершивший в прошлом насилие над пациентом, в настоящее время либо лжет, либо отказывается признаваться в содеянном; остальные родственники находятся либо в неведении, либо в сговоре, чтобы защитить злодея. Пациент загнан в угол; психотерапевт становится его спасителем.

Отсутствие интереса к истине и точности

Самая ужасная нить, связывающая между собой эти психотерапевтические методы, — абсолютное отсутствие интереса к объективной истине и точности. Ни пациента, ни психотерапевта не волнуют поиски фактов и свидетельств того, что событие, которое они считают причиной проблемы, действительно имело место. Было ли то или иное событие истинной причиной проблемы, не имеет никакого отношения к психотерапии. Пациент сам создает свою “правду”, и она настолько же реальна для него, как факты для скептика. “Все мы живем  иллюзиями”, — сказал один психотерапевт. Стало быть, его совершенно не беспокоит, что событие, в реальность которого верит его пациент, представляет собой иллюзию. Любой студент-первокурсник факультета психологии распознает в этом утверждении проекцию. Однако вряд ли нужна специальная подготовка для того, чтобы усомниться в утверждениях психотерапевта о  том, что он отнюдь не побуждал своего пациента сочинить и рассказать причудливую историю о  насилии в сатанинских ритуалах, в котором участвовали его родители или бабушка с дедушкой. Полное отсутствие интереса с его стороны к фактам, подтверждающим эту версию, его бездушие по отношению к семье, разрушению которой он способствует, его неискренние заявления о необходимости принимать на веру все сказанные пациентом слова, его явная забывчивость по поводу данного пациенту абсурдного и жестокого совета (выдвинуть иск на 20 млн. долл. против членов собственной семьи), утверждение, что уже  на первом  сеансе он может сказать, действительно ли пациент пережил насилие в детском возрасте, — все это заворачивается в красивую  терапевтическую упаковку с невидимой надписью “Обман”.

Маргарет Сингер и Джаньи Лалич считают, что популярность причудливых терапевтических методов связана с распространением иррационального мышления и повышенным интересом к подобным темам у организаторов телевизионных шоу и книжных издателей. К тому же некоторые терапевты, например, Сондра Рэй, считают себя  духовными наставниками. Они гордятся тем, что их взглядам недостает научной обоснованности.  Кто-то  из  них  утверждает, что психические заболевания вызваны одержимостью другими сущностями, которых необходимо изгонять. А кто-то полагает, что проблему следует решать с помощью гипнотической регрессии к прошлой жизни. В глазах некоторых терапевтов заявления о похищениях инопланетянами не выглядят бредовыми.

Существуют и разнообразные катартические психотерапевтические методы, к которым относится “терапия криком” (“терапия первородного крика”, “избавление от первородной травмы”). Подобные виды психотерапии основаны на “проницательности” и наблюдениях их создателей, а также на ответных реакциях пациентов, которые анализируют и оценивают сами терапевты.

Сложно выделить самый надуманный из этих методов, однако пальма первенства здесь принадлежит, по-видимому, методике нервной организации, которую создал  хиропрактик Карл Феррери . Не предоставляя никаких научных доказательств, он утверждает, что причина всех психических и физических заболеваний кроется в неровностях черепа. Феррери убежден, что, поскольку человек дышит, кости черепа тоже двигаются и приводят к появлению неровностей, которые можно выправить с помощью манипуляций. Эта теория была положена в основу практического метода лечения, несмотря на отсутствие каких бы то ни было доказательств того, что кости черепа действительно могут двигаться или что усматривается хоть какой-то смысл в таком понятии, как их “стандартное  выравнивание”. Однако ни логика, ни академическая наука так и не смогли остановить Феррери. Его остановили лишь судебные тяжбы и обвинения в преступных действиях.

Длинный список сумасшедших терапий

Список “безумных” терапевтических подходов слишком длинен для того, чтобы выложить его здесь. Однако Сингер и Лалич особо выделяют следующие методы:

  • Леонард Орр  стал основоположником метода  энергетического дыхания, или  ребефинга. Согласно утверждениям Орра, если вы научитесь достаточно энергично дышать, то сможете “выдохнуть” из себя болезни, физическую и эмоциональную боль.
  • Маргарет Сеше  и Джон Розен  применяют  на  практике  свою  теорию регрессии и перевоспитания. Психотерапевт  становится  суррогатным  родителем  своих  пациентов,  чтобы исправить  ужасное воспитание  их  настоящими  родителями.
  • Теория Джеки Шиффа  базируется на идее о том, что для выздоровления пациенту следует кутаться в пеленки, сосать большой палец и пить из детской бутылочки.
  • Сондра Рэй  и Боб Мандел  уверены в том, что все наши проблемы вытекают из того, каким образом мы родились, и предоставляют нам возможность заново “родиться” правильным образом. Коннел Уоткинс  и Джули Пондер  были приговорены к 16 годам заключения за удушение 10-летней девочки во время проведения подобного терапевтического сеанса. В настоящее время применение этого метода запрещено законодательством штата Колорадо.
  • Ричард Бойлан, Эдит Фиоре, Джон Фуллер, Брюс Голдберг, Бадд Хопкинс, Дэвид Джакобс, Джон Мэк  и Брайан Вейсс  используют гипноз для вскрытия прошлых (гипнотическая регрессия) или будущих (гипнотическая прогрессия) жизней пациентов. В частности, подобный метод применяется по отношению к жертвам “похищения” инопланетянами.
  • Джон Бредшоу считает, что в каждом из нас живет “внутренний ребенок”, которого следует воспитывать и к которому необходимо хорошо относиться, поскольку якобы именно от этого зависит наше физическое здоровье.
  • Артур Янов  практикует так называемую “первичную” терапию, основные положения которой изложены им в книге Primal Scream (“Первичный крик”) ( Janov, 1970). По мнению его приверженцев и последователей, самые ранние травмы и неудовлетворенные потребности представляют собой причину психозов и неврозов в последующей жизни. Нарушая нормальное прохождение стадий возрастного развития, эти травмы блокируют доступ человека к своим чувствам. Во время сеансов клиенты вспоминают травмирующие события раннего детства и под руководством терапевта заново их физически переживают. Конфронтация с чувствами зачастую приводит к мышечному напряжению и судорогам.
  • Одним из элементов метода новой идентификации, разработанного Даниэлом Касриэлом, также выступает крик, снимающий имеющуюся блокировку.
  • Нолан Зальцман  практикует биопсихотерапию криком. Вероятно, пропагандируемый им вид крика эффективнее, чем крики по Янову и по Касриэлу, поскольку в нем якобы содержится больше любви.
  • И наконец,  существует  такой метод  как  гипнотерапия,  который  пользуется  чрезвычайной популярностью и применяется тысячами психотерапевтов, многие из которых освоили его, посетив  специальный  двухдневный семинар.

Маргарет Сингер  и Джаньи Лалич отмечают следующее.

Не  существует никаких  требований, касающихся  соответствующей лицензии, отсутствует перечень необходимых условий для прохождения тренинга, нет и профессиональных организаций, перед которыми гипнотизеры были бы подотчетны. Вы можете быть агентом по продаже недвижимости, художником-графиком, учителем английского языка или парикмахером, но при этом называть себя гипнотерапевтом только потому, что у вас на стене висит сертификат, свидетельствующий о том, что вы прослушали 18-часовой курс обучения  гипнозу  (1996, p. 53)

Подобная нехватка необходимого контроля ведет к злоупотреблениям и противозаконным действиям.

Примирование

Например, многие гипнотерапевты, по-видимому, не осознают, что они “зомбируют” своих пациентов, навязывая им готовые ответы. Об опасности подобного обращения с пациентами высказался психиатр Мартин Орн, авторитетный специалист по гипнозу мирового масштаба.

Намеки на то, чего ждать от сеанса, могут непроизвольно исходить либо от самого гипнотизера, либо от кого-то  еще  до  гипнотического  сеанса  или на его протяжении; например, таким источником может послужить предыдущий пациент, рассказ, фильм,  спектакль и т.д. Зачастую такие намеки не замечают ни сам гипнотизер, ни гипнотизируемый, ни даже опытный наблюдатель (Ibid., p. 96).

Тем не менее многим гипнотизерам, по-видимому, представляются неочевидными те опасности и ловушки, которыми сопровождается применение гипноза на терапевтических сеансах. Создается впечатление, что многие психотерапевты направления “Нью Эйдж” не разбираются в том, что особенно важно для каждого компетентного терапевта. Например, они, как правило, не обращают внимания на то, что у пациента могут быть  физические заболевания или определенные  недостатки характера. По-видимому, они считают, что никто физически не болен, ни одно психическое расстройство никак не связано с мозгом и не обладает биохимической природой, ни один пациент не несет ответственности за свои проблемы. По их мнению, пациенты никогда не лгут, никем и ничем не манипулируют, никого не вводят в заблуждение, никогда не жульничают, ничего не искажают, не склонны к рационализации и не ошибаются.

И если пациент делает что-то не так, то лишь потому, что недостаточно доверяет своему терапевту. У пациентов могут быть психические расстройства, эмоциональные проблемы или синдромы, но только не изъяны в характере. Это было бы поразительным открытием, если бы оказалось, что люди с эмоциональными и психическими проблемами обладают идеальным характером и лишены всяческих недостатков.

Большинство психотерапевтов, о которых рассказывают Бикел, Сингер и Лалич, производят впечатление людей, ничуть не обеспокоенных тем, что они предлагают пациентам готовые ответы. Они ставят пациентов в определенные рамки, побуждают их к той или иной версии и в некоторых случаях откровенно навязывают свое мнение. Психотерапевты предлагают пациентам прочесть книгу или посмотреть видеозапись; вместо того чтобы помочь пациентам в понимании проблемы, они пытаются заставить их поверить в эффективность своей психотерапии. Они насаждают определенные мысли во время гипноза или на массовых сеансах, после чего это навязанное мнение выдается за “восстановленные” воспоминания, служащие подтверждением их психотерапевтических методов и теорий. Вместо того чтобы обеспечивать пациентов действенными психотерапевтическими методами, они навязывают пациентам собственное мировоззрение. Возможно, самый тревожный момент заключается в том, что эти направления развиваются, практически не вызывая никаких возражений ни со стороны профессиональных организаций психического здоровья, ни со стороны средств массовой информации.

Смотрите также:


Перейти на главную

Комментарии

Пожалуйста, пишите разумные и содержательные комментарии. Если вы не согласны с вышеизложенной информацией, просьба подкреплять свое несогласие ссылками на авторитетные источники. Бессодержательные комментарии в стиле "Статья бред", "Автор дурак", "Выпей йаду" и т.п. будут безжалостно удаляться.

Comments:

Оставить комментарий