Энциклопедия заблуждений

собрание невероятных фактов, удивительных открытий и опасных поверий

Интегративная онкологи

Posted on | August 8, 2015 | No Comments

“Таких вещей, как альтернативная или интегративная медицина быть не должно. Должна быть лишь эффективная и безопасная медицина, основанная на фактах”. 
Доктор Дэвид Горски

Что такое интегративная онкология?

Ответ у каждого может быть разный. Если вы спросите меня, то я отвечу, что интегративная онкология – это лечение онкобольных с помощью научно-обоснованной медицины, с приобщением некоторых специальных практик, как, например,  упражнения и медитации для уменьшения боли, тошноты, тревоги; консультации по вопросам диеты и продуктов питания для улучшения самочувствия. К сожалению, интегративная онкология включает и такие практики, как натуропатия; и энергетическое целительство, которые являются совершенно абсурдными, несмотря на заявления их сторонников о том, что они основаны на научных фактах.

Мое определение предвзято из-за твердого убеждения в том, что магическое мышление наравне со всеми видами энергетического целительства являются совершенной глупостью. Я понимаю, что многим людям удобно верить в подобную ерунду. Это делает их счастливыми, дает возможность чувствовать себя особенными, придает смысл их жизни, создавая ощущение, что они связаны с милостивой Вселенной,  созданной по замыслу некой духовной энергии или сущности. Называя натуропатию и энергетическую медицину абсурдом я не имел в виду, что этим практикам не хватает почитателей. Дело в том, что они не основаны на разумной интерпретации знаний о природе и человеческом теле, известных из разных наук.

Интегративная онкология в своем наилучшем проявлении включает в себя не только научно-обоснованное лечение с целью устранить или уменьшить количество раковых клеток у пациента, но и методики, направленные на уменьшение боли, тошноты, стресса, тревоги или депрессии. Онкологическийпаллиативный (болеутоляющий/успокаивающий) уход должен включать не только лекарства, но и массаж, упражнения, йогу, медитации и другие техники релаксации. Кроме того, многие пациенты страдают от дефицита витаминов и минералов. Таким пациентам совершенно необходимы консультации диетологов. Перебегание к помощи натуропатов и энергетических целителей в интегративной онкологии является скорее бесполезной тратой времени и ресурсов пациентов, чем существенной действенной помощью. Пациентов бесконечно вводят в заблуждение о том, что некая совершенно “естественная” диета излечит их от рака.

Последнее время стало очень популярным относиться к массажу или медитации как к видам терапии. Подобная медикализация немедицинских процедур обрела массовый характер, и я не представляю, как это остановить. Массаж теперь превратился в массажную терапию. Релаксирование под музыку или процесс воображения безмятежных картинок превратились в музыкальную терапию, визуальную терапию или психосоматическую медицину. Думаю, что если однажды в детскую палату придет клоун, это будет называться клоунотерапией (Никаких шуток, существует так называемая Ассоциация прикладного и терапевтического юмора. Медикализация оптимизма, кажется, одного возраста с Библией: Притч. 17:22: “Веселое сердце благотворно, как лекарство, унылый же дух иссушает кости”). Многие считают молитву видом альтернативной медицины. Я – нет.


Мой диетолог не лечит меня от рака. Когда я иду на сеанс релаксирующего массажа, меня не лечат от рака. Когда я занимаюсь спортом, это не лечит меня от рака. Когда я занимаюсь тай чи, йогой или медитацией ради улучшения самочувствия, я не лечу рак с помощью альтернативной медицины. Считайте меня сумасшедшим, но я не вижу ни одной причины считать диету, йогу, физические упражнения, медитацию, массаж, визуализацию и другие техники релаксации “альтернативной” или “нетрадиционной” медициной. Они из другого разряда, чем натуропатиягомеопатияхеляционная терапия и другие виды так называемой интегративной онкологии. Пока тай чи, йога и медитация не имеют отношения к магическим или энергетическим силам и лишены излишнего метафизического ореола, у меня нет к ним возражений.

Хоть я и считаю абсурдом многое из того, что было совершено от имени интегративной онкологии, но этот подход для некоторых пациентов все же лучше, чем то стандартное лечение, которое они могут получить в обычных СМО (Страховая медицинская организация) и медицинских центрах. Никто не идет к гомеопату, натуропату или акупунктуристу лечить сломанную руку или ногу. Даже самых религиозных и духовных личностей не должно заботить, совпадают ли их религиозные или духовные убеждения с убеждениями ортопеда. Лечение рака и лечение сломанной ноги – разные вещи. Если с вами случилась велосипедная авария и вы видите, что ваша рука болтается на локтевом суставе – рука, которой вы совсем не можете пошевелить, чувствуя такую боль, которой никогда в жизни не могли представить, – ваш врач не удивит вас, сказав, что она сломана. Если у вас рак, вы можете годами жить, не подозревая об этом. Вы можете узнать об этом по телефону, как узнал я, когда мой терапевт из СМО  позвонил мне и сказал, что компьютерная томография показала рак поджелудочной железы, который распространился на печень. Я бы не назвал такой подход гуманным. Мне не стало лучше, когда после УЗИ и ПЭТ (позитронно-эмиссионная томография) приставленный ко мне онколог с невозмутимым видом объявил, что у меня нейроэндокринная карцинома, которая, вероятно, возникла в поджелудочной железе и распространилась на печень.

Оглядываясь назад на 9 месяцев, я бы предпочел узнать обо всем по-другому. Я бы хотел, чтобы мой терапевт позвонил мне и пригласил на прием, сказав, что компьютерная томография что-то выявила, и это нужно обсудить со мной и моей женой лично. На приеме он бы сказал, что томография показала новообразования в районе поджелудочной железы, селезенки, толстой кишки и печени. Нужно было бы провести дополнительные тесты, чтобы понять, что происходит. Не нужно было подгонять мой случай под статистику и предыдущие случаи. Не сейчас, по крайней мере. Тогда мне должны были сказать, что есть некая вероятность онкологического заболевания, и что в СМО готовы предоставить мне наилучшее лечение, что бы не нашли.

Но все было совсем по-другому. Мой терапевт назначил мне биопсию по телефону. Своего гастроэнтеролога я встретил за пару минут до биопсии и немного после нее, когда он рассказывал мне, что обнаружил. Он приложил очень много усилий, объясняя мне и моей жене, почему он не смог взять образец ткани поджелудочной и удовлетворился одним только образцом тканей печени. Он обошелся с нами гуманно и с “непревзойденным врачебным тактом” (как они это называют). До сегодняшнего дня я ценю его отношение к нам даже больше, чем компетенцию как врача.


Хотелось бы, чтобы мой терапевт провел исчерпывающий анализ и оценку моих образцов, а затем проконсультировался с онкологом, гастроэнтерологом, хирургом и радиологом, который делал мне томографии. Вместе они провели бы консилиум и составили для меня рекомендации. Такая процедура как раз подпадает под определение интегративной онкологи. С этой формой интегративной онкологии я столкнулся в Стенфордском медицинском центре, когда пришел узнать альтернативное мнение.


Затем мой онколог встретился бы со мной и рассказал, какие процедуры мне необходимо пройти, какое лечение и почему рекомендуют мне врачи. Мне должны были представить тщательный прогноз и гарантии того, что я получу лучшее лечение, которое может предложить наука. Мне бы пообещали любую возможную поддержку, что бы ни понадобилось. Я мог нуждаться в эмоциональной поддержке. Я мог нуждаться в духовной или религиозной поддержке. Я мог нуждаться в поддержке, чтобы справиться с болью. Я мог нуждаться в поддержке перед смертью. Я ожидал услышать всю эту информацию на самом первом приеме у своего онколога. И обслуживание было бы приемлемым, если бы онколог и штат врачей хотя бы уверили меня, что осознают, какое потрясения может принести диагноз рака и предоставили все свои услуги в мое распоряжении.

Вместо этого онколог об]явил мне диагноз и предложил выбор между двумя вариантами: не лечиться вовсе или выбрать между двумя химиотерапиями, разницы между которыми я вовсе не знал. Но перед началом химии мне необходимо было некоторое время посещать группу для онкобольных пациентов, которым назначили химиотерапию. Медсестра должна была рассказать нам о возможных побочных эффектах от всевозможных видов химиотерапии (люди с разными видами рака находились в одной группе), о группах поддержки, социальных работниках и питании.

Я очень хорошо понимаю, почему больные раком предпочитают медицинские центры с интегративной онкологией, ведь лечение направлено не только на пациента, но и на всю группу, то есть, принимается во внимание, что человек – не изолированная личность, а часть социума, который включает в себя отношения с супругом/супругой, детьми, сотрудниками и другими индивидуумами или группами. Сейчас многие устоявшиеся научные медицинские организации по требованию пациентов имеют центры интегральной онкологии. Многие даже признают, что лечение онкобольного в группе несколькими врачами, – лучший медицинский подход, чем лечение пациента отдельно одним доктором.

Популярность интегративной онкологии

Многие медицинские учреждения предлагают все лучшее из обеих миров/сфернаучно-обоснованной медицины и нетрадиционной и альтернативной медицины. Это вселяет надежду, пока не начинаешь разбираться во всем этом и не находишь такие практики как акупунктурагуашаантропософская медицина и рэйки; в одном ряду с химиотерапией, операцией, спортом и медитацией. Подобная интеграция натуропатии и энергетической медицины с обычными методами лечения рака не просто ненаучна, а опасна и вредна.

 

Больше об этом может рассказать Брит Мэри Хермис, выпускница университета Бастр и в прошлом врач-натуропат:

Одним из первых мест, внедривших интегральную онкологию в практику, стала натуропатическая школа, называемая Университет Бастр (Кенмор, штат Вашингтон). В 1998 году правительство США выделило ему 50.000.000 долларов для основания Национального Центра Комплементарной и Альтернативной Медицины. Конгресс утвердил фонд для центра и поручил ему найти пути интегрирования традиционной китайской медициныгомеопатии,аюрведической медицины в систему здравоохранения. Сейчас Бастр является одним из десяти медицинских центров, финансируемых Национальным Центром Комплементарной и Альтернативной Медицины, которые обучают студентов методам и техникам “комплементарной и научной медицины и интегративной медицины”. Помимо прочего, Университет Бастр позиционирует себя как исследовательский центр интегративной онкологии (то есть “Центр инноваций в сфере образования и здравоохранения”).

Вот как ученики Бастра описывают интегративную онкологию:

Пускай я снова повторюсь, но это звучит красиво, пока не присмотришься к деталям. Что имеют в виду эти люди под фразой “восстановление иммунитета и здоровья”? Чего стоит эта фраза, если натуропатия не имеет никаких научных оснований? Это лишь философия, а не раздел медицины. Расплывчатая, сомнительная философия. Предметы изучения во всевозможных школах натуропатии чрезвычайно разнообразны. Единственное, что всех их связывает между собой, – пара суеверий: “врожденная способность человеческого тела к самоисцелению” и способность натуропатов “находить и устранять факторы, мешающие процессу самоисцеления и содействовать его развитию”.

Разве подобная система убеждений может когда-либо стать частью эффективного и безопасного лечения рака? Неужели существуют онкологи, верящие в то, что тело может само исцелить себя от рака, если только они найдут и устранят препятствия, мешающие выздоровлению? Что это могут быть за “препятствия”? Сами опухоли? Нет. Натуропаты считают, что удаление опухолей это, по большей части, борьба с симптомами, чем с причиной болезни. Другое их убеждение гласит, что “врач-натуропат преимущественно стремится выявить и устранить истинную причину болезни, чем ликвидировать или всего лишь подавить симптомы.”

Научно-обоснованная медицина и доказательная медицина.

Научно-обоснованная медицина (science-based medicine) и доказательная медицина (evidence-based medicine) – разные понятия. Вкратце, SBM являет собой систему взаимозависимых теорий, знаний и законов. EBM же констатирует результаты клинических испытаний как научные факты вне зависимости от того, основаны они на принципе научной достоверности или нет.

Даже эта единственная идея должна дисквалифицировать натуропатию из ряда методик интегративной онкологии: если натуропатия и может предложить что-то пациентам, то этим “чем-то” должно быть облегчение симптомов. Я предлагаю какому-нибудь натуропату поделиться своим открытием причин возникновения любого из двухсот существующих видов рака. Если натуропат не знает, что вызывает от или иной рак, то он никаким образом не сможет объяснить, какое препятствие нужно устранить, чтобы тело могло самоисцелиться. Естественно, мы ждем от этих претенциозных личностей большего, чем фразочек вроде “Не курить”.

Дело в том, что в большинстве случаев причина или причины возникновения рака остаются неизвестными. В целом, науке известно, что причиной рака является генетическая клеточная мутация, которая вызывает отключение естественного процесса деления клетки и, в итоге, смерть. Раковые клетки не умирают. Они продолжают делиться и вторгаются в другие ткани. Это может случиться по нескольким причинам, ни одной из которых нельзя избежать путем их устранения. Если причиной является ошибка генетической программы в отдельной клетке какого-то органа и опухоль обнаружена до образования метастазов, тем самым инструментом, который способен устранить причину рака и излечить пациента, может быть хирургическая операция. Но это определенно не то, что имеют в виду натуропаты, когда говорят об устранении причины болезни. Если причиной рака является мутация раковой клетки, которая способна маскироваться перед иммунной системой под нераковую клетку, то единственным способом устранить причину болезни остается ее удаление. Не существуют натуропатического лечения, которое способно обнаруживать и удалять раковые клетки. Не существует также натуропатического лечения, способного усиливать иммунную систему и программировать ее на распознавание и уничтожения раковых клеток, как только они появляются. Честно говоря, если бы мой онколог посоветовал мне сходить к натуропату, я бы его уволил.

Несмотря на мое презрение к натуропатам, гомеопатам и энергетическим целителям, а также дискомфорт, который вызывает у меня мысль, что они могут быть вовлечены в процесс моего лечения, многие онкобольные и, возможно, врачи и медсестры верят в магическое исцеление и включают этих личностей в свою команду. Как я уже сказал, у меня нет возражений против массажистов, инструкторов по йоге или фитнесу, наставников по медитации и другим техникам релаксации, которые помогают справиться со стрессом, ведь это может быть главной проблемой многих пациентов с тех пор, как они оказались на краю гибели. Но пациенты должны иметь право выбора по поводу всех этих паллиативных терапий. Диетолог тоже должен принимать участие в процессе лечения, но не нужно называть его терапевтом. Некоторым из нас нужно будет внести лишь несколько изменений в питание, если они вообще понадобятся, и ни рак, ни последствия его лечения не избавят нас от необходимых питательных веществ до такой степени, чтобы понадобилась специальная диета или пищевые добавки. У других, возможно, будет острый дефицит питательных веществ. Все это зависит от самих пациентов.

Общество интегративной онкологи

Существует так называемое Общество интегративной онкологии (SIO), которое стоит упомянуть:
“Миссия общества интегративной онкологии заключается в том, чтобы развивать научно обоснованное всестороннее интегративное здравоохранение, чтобы помочь людям, страдающим от рака.”
Наверное, это общество понимает “научно обоснованный” иначе, чем я, потому что считает, что натуропаты и энергетические целители должны быть частью команды онкологов. Текущий (Март 2015) и предыдущий председатели этого общества – натуропаты. Текущий штат/состав состоит из доктора восточной медицины (это тот, кто оценивает состояние внутренних органов пощупав язык), врачей и медсестер. Основателем SIO был Барри Р. Кассилет, доктор социологии, в своих исследованиях специализирующийся на нетрадиционной и альтернативной медицине. Согласно Википедии, она опубликовала много статей, посвященных лечению рака с помощью альтернативной медицины. Она основала Мемориальный онкологический центр имени Слоуна-Кеттеринга, где по сегодняшний день остается начальником и в интегративной медицине занимает место Лоренса Рокфеллера (основателя и первого председателя).

SIO также занимается публикацией новостей и статей на своем веб-сайте. к примеру, недавно в новостях была опубликована история (3 февраля 2015) о том, что прокурор штата Нью-Йорк обвиняет GNC, Target, Walgreens и Walmart в выпуске поддельных и потенциально опасных фитопрепаратов. Обвинения предъявлялись на основании результатов тестирования пищевых добавок крупнейших производителей, которые показали, что 4 из 5 протестированных продуктов не содержали ни одного указанного на ярлыках растения. Тесты также выявили, что эти таблетки часто состоят преимущественно из рисовой муки, спаржи и комнатных растений, а в некоторых случаях содержат вещества, потенциально опасные для аллергиков.

Использование растений и биодобавок как лекарственных препаратов – еще одна область в интегративной медицине. Вы могли подумать, что главная забота SIO – качество растений и лекарств, а главная тема этой статьи – проблемы людей, использующих растения в “лечении” рака. Но вместо того, чтобы сконцентрироваться на качестве фитодобавок и растительных препаратов, или, что более важно, правдивой информации об их содержании на ярлыках и все еще юридически не урегулированном вопросе об их беспримесности и действенности, статья концентрируется на том, насколько можно полагаться на тесты, проведенные группой расследования. SIO цитирует выговор Американского Ботанического Совета по поводу этого расследования:“Выносить вердикт растительным лекарствам, полагаясь лишь на технологию ДНК-штрикодирования, слишком поспешно.”

Насколько применима технология ДНК-штрихкодирование в отношении фитопрепаратов?

Возможно, намерения Генерального Прокурора и были благими, но вопрос по поводу заключения исследования остается открытым: фитодобавки маркируются не в соответствии со своим составом или являются опасными для здоровья, пока не доказано обратное. Технология ДНК-штрихкодирования довольно новая, и вопросы, касающиеся ее точности и надежности, все еще открыты, – это не золотой стандарт. Ее суть состоит в идентификации коротких фрагментов ДНК и сравнении их с базой данных известных на сегодняшний день видов растений и животных. Любой тест должен оцениваться на основании своей точности (создатели этого конкретного теста из университета Гвельфа оценивают точность своего теста для препаратов растительного и животного происхождения в 88%). ДНК-штрихкодирования было бы полезным в, скажем, применении технологии на экстракте растения, чтобы убедиться, действительно ли найдено его ДНК после обработки образца, чем в обвинении поставщика в неправильной маркировке или фальсификации препаратов. Подобно этому, непонятно, являются ли эти маленькие фрагменты ДНК “примесями”, которые можно найти в любом другом продукте, или “наполнителями”, и могут ли эти вещества иметь неблагоприятный эффект.

С научной точки зрения, результаты этого теста нужно проверить путем общего пересмотра, консультирования с другими испытательными центрами и традиционными методами тестирования. Результаты испытания экстракта Гинкго Билоба в двух других исследовательских центрах показали свидетельства его наличия в большинстве образцов. Хотя выговор Генерального Прокурора был скорым, и доверие потребителей пошатнулось, дебаты по этому вопросу еще не окончены.

Обратите внимание, что автор статьи то и дело ссылается на науку, но ее основной посыл состоит в возражении против подрыва доверия потребителей к фитопрепаратам в большей степени, чем беспокойства о том, что люди, возможно получают под их этикетками не то, что думают. Не упоминается также то, что рынок биодобавок не регламентируются теми же законами, что фармацевтические препараты. По сути, это система доверия, которая сохраняет изготовителей пищевых добавок от обвинений в мошенничестве или наполнении продукции опасными веществами (то есть, сахаром для диабетиков или пшеницей в безглютеновых продуктах). В статье все же упоминается, что“несмотря на надзор Управления по контролю за продуктами и лекарствами, количество неблагоприятных происшествий, связанных с наркотиками, легко затмевают подобные случаи с натуральными пищевыми добавками.” Думаю, ни для кого уже не секрет, что, в основном, фармацевтические препараты принимать менее безопасно, чем “натуральные” добавки, даже если они с посторонними примесями. Однако здесь главная проблема – мошенничество и его влияние на безопасность употребления.
Нью-йоркское расследование лишь одно из многих, которые выявили проблемы, связанные с рынком фитопрепаратов и пищевых добавок.

Лучшее из двух миров?

Вот что пишет доктор Девид Горски, онкомаммолог и давний критик интегративной онкологии, в статье для Nature.com под названием“Действительно ли интегративная онкология собрала в себе лучшее из обоих миров?”:
“Имеет ли смысл интегративная онкология? Учитывая, что традиционная медицина может недооценивать нефармацевтические разработки, нацеленные на укрепление здоровье (вмешательства в образ жизни или систему питания), интегративная онкология полезна тем, что в очередной раз акцентирует внимание на важности сбалансированного питания, физических упражнений и любых других действий, направленных на улучшение самочувствия. Некоторые из них, предположительно, могут как минимум улучшить качество жизни пациентов, если не увеличить шансы побороть свою болезнь. Тем не менее, это акцентирование имеет свою цену, и его достоинства могут ее не оправдать. Интегративная онкология заимствует ненаучные практики в научную медицину. Хуже того, лженаучность большинства разделов нетрадиционной и альтернативной медицины настолько глубоко внедрилась в интегративную онкологию, что огромное количество времени и ресурсов теперь тратится на бесполезные клинические исследования.”

Смотрите также:


Перейти на главную

Комментарии

Пожалуйста, пишите разумные и содержательные комментарии. Если вы не согласны с вышеизложенной информацией, просьба подкреплять свое несогласие ссылками на авторитетные источники. Бессодержательные комментарии в стиле "Статья бред", "Автор дурак", "Выпей йаду" и т.п. будут безжалостно удаляться.

Comments:

Оставить комментарий